kiczune (kiczune) wrote,
kiczune
kiczune

Categories:

Его звали Небо.

Низко низко, над самыми волнами летят 5 военных вертолетов, они летят из Стимер Пойнта, что рядом с Аденом. Позади них остается пустой брошенный город, впереди борт Альбиона, ждущего их в Аденском проливе. Надо успеть и не попасть под советские ракеты. Близость британских авианосцев внушает уверенность, но среди женщин, детей и стариков страх и оцепенение. С собой разрешили взять фотографии, документы, лекарства и больше ничего. Все вещи , книги остались в прошлой жизни. Даже домашних животных тяжелей 5 кг пришлось оставить. Эвакуация предполагала спасти больше людей, а не имущество жителей британской колонии.

На полу военного вертолета на полотенцах застыли дети в обнимку с маленькими собачками и котами. Игрушек не у кого нет. Их мамы в летних платьях с сумочками и конвертами с самыми ценными семейными реликвиями пытаются улыбаться и успокаивать детей. Англичане, арабы, индусы. Среди детей один мальчик отворачиваясь от всех вытирает рукой слезы. Негоже сыну аргайлца рыдать при всех. Его собаку не пустили в вертолет. Девчонки из его поселка забились в дальний угол и воют по этой же причине. Редко у кого из детей в их поселке не было лабрадора. Он не будет плакать , ему стыдно. Ская он больше никогда не увидит. Ему не врали, что он полетит следующим вертолетом. Он точно знает что у Ская не будет другого хозяина. Ему осталось жить недолго. Его обязательно застрелят солдаты с красными звездами. Он это видел во сне. А сны сбываются. На ошейник он ему прицепил свой талисман - старинную греческую монетку с дырочкой посредине. Странный бродячий торговец, что просто так подарил эту монетку ему год назад , представился Хароном и это плата за его услуги. Попросил беречь ее, предупредив об особой отметине, по которой он когда то узнает его.

Пусть узнает Ская, подумал ребенок, когда его мама судорожно пыталась одеть его младших братьев и собрать хоть ценные письма. Во все миски был насыпан корм и налита вода. Что еще он может для своего друга? Их тоже может сбить советская авиация. Никто не вечен под этим жарким
Йеменским солнцем. Может русские тоже любят собак? Рассел братьев от шума пропеллера перестал носиться и застыл как статуэтка, на горизонте виден огромный корабль. Альбион их доставит на родину предков, где есть разные времена года, дожди и прекрасные горы Шотландии.


Пару дней ветер гулял по поселку аккуратненьких домиков на побережье. И стайка лабрадоров носились в поисках своих маленьких хозяев. Но было пусто, как в странной игре в прятки, которая никак не заканчивалась, было страшно и одиноко. Люди в незнакомой форме приехали на незнакомых машинах и с опаской открывли двери в коттеджах. Кидали камни на пол и столы, искали мины и взрывные устройства. Увидев псин снующих везде в поисках еды и совершенно целых, удалились... и уже на следующий день начали прибывать новые жители. Они были странные. Пахнущие страхом мужчины, замотанные в какие то пестрые тряпки приземистые и полные женщины, затарможенные дети. Семьями они заселялись в военные коттеджи, удивлялись громко на непонятном языке. Кричали очень громко друг на друга, дети плакали и не выходили поиграть с дружелюбными собаками. Не было не музыки, не смеха. Лабрадоры затаились на краю поселка и принюхивались к новым его жителям.

Жены советских военных уже успели между собой переругаться и поссориться из за дележа барахла оставшегося от семей британцев. Коттеджи были завалены одеждой, бельм, посудой, игрушками. Даже холодильники еще имели внутри горы еды. Политруки собрали теток на площади и предупредили о необходимой сдаче и уничтожении всех продуктов, ибо империалисты не могли все вот так бросить, они наверняка все отравили страшным ядом. Еще предлагалось собрать все книги и детские тетрадки, где могла содержаться русофобия и антисоветская пропаганда. Тетки все книги без картинок вынесли на общий костер, все равно они не умели читать не на каком другом языке кроме своего родного. Дети под шумок стырили все красивые тетради и наклейки , книжки с картинками, атласы и конечно же пластинки. Заныкали в малодоступных местах от взрослых, благо в этих коттеджах было полно мест куда все это богатство легко пряталось. Их матери только непонятные продукты вынесли на сжигание, все остальное припрятали в других заповедных местах в надежде попробовать, чем это империалисты питаются за счет трудового народа. напялить на себя одежду британок из них мало кому удалось. Размерчики не те) да и фасоны не подобающие избранным советским женщинам. Все бледное, простое, без оборочек и цветочков, да и не налазит, какое узкое все. А вод детская одежка и игрушки-самое то. да и посуда красивая. Свезло в общем, хорошее место для жизни. Вокруг жара, а в коттеджах-прохлада) Умеют капиталисты строить)

Их мужья по ночам курили найденные сигареты и сигары, запивая чем то крепким из найденных бутылок, послав на причинное место рьяных замполитов, ратующих за уничтожение все следов феодализма и загнивающего капитализма. наконец то поделив все найденное уже советская военная база зажила своей обыкновенной жизнью, доносами, склоками, сплетнями. Дети быстро адаптировались к новой, невероятно комфортной жизни. Они были в восторге от детских красивых комнат с кружевными занавесками и мягкими кроватками. От льняных шортов и шейных платков, гоняли на великах и уже играли с местными лабрадорами, гладить их бархатные морды и спинки было сплошное удовольствие, они не боялись морских волн, и никогда не уставали играть. очень дружелюбные и компанейские. То ли собаки им подсказали, то ли кто то из детей догадались про мешки с собачьим кормом, который теперь доставался псам. Хотя и был очень вкусным для детей, что по началу его ели вместе с родителями как печеньки.

Идиллия длилась где то неделю, дремучие жены военного контингента усиленно пытались освоить пользование холодильниками, плитами, стиральными машинами, тостерами и миксерами , их потомство осваивали новую, чистую и благоустроенную территорию, пока не приехала рота советских же солдат, рассредоточилась по поселку с оружием и не постреляли всех лабрадоров на глазах у напуганных детей и афигевших жен советских офицеров. На возмущенные вопли жен видных погонщиков солдаты спец отряда не реагировали. Всадив по несколько пуль в каждую собаку, и вдоволь набегавшись охотясь за ними с автоматами, посносили изящные штакетники, сломав малочисленные ухоженные кусты с цветами и вытоптав уже начавшие подсыхать газоны. Делали они это с нескрываемым азартом и удовольствием. К вечеру всех перебив, погрузили трупы в грузовик, удалились, оставив лужи крови на чистых и ровных тротуарах. Окружающая среда быстро начала преображаться на их любимую и великую родину.

Дети рыдали, жены большого начальства пытались куда то жаловаться. Мужья, приехавшие со службы пару дней спустя цикнули и припугнули своих супружниц шо могут их услать домой в их бараки в мухосрани в любой день. Мол не им решать кто остается жить, а кто нет, начальству виднее. Все притихли. Жизнь пошла своим чередом... под охраной советских самых мирных воинов Йемен начал строить социализм и светлое будущее, разрушив все реально хорошее что досталось от британцев. Дети советских военных поняли что их жизни тоже стоят не больше чем собачьи, сцепив в злобе и обиде зубы стали расти в таких же защитников мира на планете, а жены драться друг с другом в ближайшей лавке с пряжей за лучший махер и гарус, для вязки кофт, для провоза их домой, ибо пряжу домой можно было вывезти только в ограниченное количество, а махер это валюта и богатство в совке.

Монета с ошейника Ская, странным образом материализовалась на шнурке в виде кулона на одном из детей ихтамнетов. Ведь по официальной версии в народной Республике Южный Йемен победили полуграмотные и небоеспособные повстанцы, а не совдеповское пушечное мясо и левые силы в Британском парламенте) Мальчик тоже вырос и пошел по стопам отца, став советским офицером. Выросши в Йемене он попал в состав "ограниченного" контингента в Афганистан. Подсел там на все виды наркоты для поднятия боевого духа и после какой то карательной операции по отстрелу местных жителей так увлекся, что попал в плен к маджахетам. Его фото с кулоном на шее увидел, служащий там же британский офицер - с белоголовым орланом на нашивках. С друзьями они выкупили его за бочку соляры у полевого командира и привезли к себе на базу. Офицером ввс Британии оказался тот самый мальчик из последнего вертолета. Шотландский горец долго через переводчика болтал с борцом за мир.Пили виски, играли в карты. Монетка откочевала к хозяину, а временный ее носитель, на глазах которого убили Ская, попросился домой, к своим. Ему это устроили. Он вернулся на родину, увидел развал своей страны, с наркоты так и не слез. Пытался бизнесом заниматься, да кумар и запои мешали. Здоровье закончилось и умер в депрессивном городишке, кинутый семьей.

Монетка стала символом одного очень уважаемого клуба, глава которого аргайлцкий горец, офицер Королевских ввс Британии, не спешит на встречу в Хароном, а учит летчиков в академии, в том числе и из страны где встретился с Хароном временный хранитель монетки. И да, у него в семье всегда есть лабрадоры. С ними уже играют его внуки.
Tags: война, история, эпический блюз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments