kiczune (kiczune) wrote,
kiczune
kiczune

Блюз во время операции, пятница 13, белые рисунки на черном, и опять ваша калбаса по 2,20(



Час после начала операции гуляла по территории больницы, насобирала листьев самых красивых, познакомилась со всеми псинами, черный с острыми ушами ходит за мной по сухой листве, опавшим орехам и сливам. Запах цветущих роз, хризантем и почему то жимолости, цветущей весной и летом. Нашла этот куст с огромными цветами, рядом цветет сирень. Мир сошел с ума. В ушах без гарнитуры эта песня крутится уже в 101 раз. Пес смотрит на меня темными глазами, ничего не прося.

Если она выживет я обдеру эту сбрендевшую жимолость и поставлю в обрезанной пластиковой бутылке у нее в палате. Мне ничего не обещали, я одна из всех знаю всю правду , мне нельзя врать и внушать эфемерные надежды. Знакомые знакомых предупредили хирургов. Я должна знать всю картину обьективно. В этой больнице проводят очередные операции во время короновируса, тут все по жизненным показаниям и промедление в один день стоят жизни.

В холле в масках и бахилах уже все знакомые лица. Мы все уже пересекались на кт, мрт, на анализах и рентгенах, возле кабинетов врачей, все сидели в коридорах ожидая своих. Мы все говорим на разных языках, хоть живем в одной области. Две девушки говорят на румынском, по моему они тут где то поселились, приезжая сюда в разные дни и время я все время их вижу, они тут из за мамы. Старшая с невероятным цветом густых волнистых волос, в красивой стрижке, ярко пепельными, недостижимыми никакими искусственными красителями, с белыми бровями и такими же ресницами над огромными темно-серыми глазами, с римским профилем, она похожа на портрет римского императора в глубокой молодости. Младшая, с ямочками на щеках, зачем то испортила изумительные волосы желтым милированием. Иногда к ним из отделения выходит высокая, крепкая немолодая женщина, с платком на голове и руками в мозолях. Они долго о чем то говорят. Сегодня ее не видно, видно она тоже в операционной.

В углу с огромными клумаками два 2 метровых болгарина, отец и сын. Отцу еще дождаться врача и определиться в палату. Они терпеливо ждут, болтая на болгарском с родичами по телефонам. Держа в руках все нужные бумажки и огромные рентгеновские снимки. На повышенных тонах говорят между собой армянская пара, видела их раньше, все время рядом с совсем молоденькой дочкой. Видно и ее сегодня оперируют. Стайка людей рядом с полной женщиной сидящей с мрачным испуганным видом на стульях среди местной оранжереи с фикусами и кливиями , допрашивает с пристрастием милейшего невысокого хирурга, говорящего с гагаузским акцентом на суржике с семьей с родным украинским. Одна бойкая тетка все его слова переводит выписываемой полной женщине на певучий украинский. У нее ко всем проблемам еще и диабет и со швами будут сильные проблемы. Тканини як папір, в смысле как бумага и носить ей бандаж долго и забыть о порпанні на городе и по господарству. Она спорит до хрипоты с родней, мол лікар такого не призначіт, дурниці. Ликар таки на украинском медленно и громко все повторяет. Про бандаж, дренаж и лікі. Она хлопает глазами и наконец то не спорит. Хирург всем желает бобра и терпения и вращая черными глазами на своем обаятельном лице, наполовину закрытым маской, развернувшись бежит за запретную дверь, куда никого из родичев и сопровождающих не пускают из за вируса... Жалко его) ему его пациентка таки вынесла мозг.

Две пожилых женщины интеллигентного вида, одна в волохатом халате и тапках, о чем то тихо общаются в сторонке. Пришедшая к подруге со своего нехилого смарта показывает смешные ролики с ютуба, на хорошей такой громкости. Один ролик голосом артиста Леонова рассказывает об болезнях и способах их лечения разным бухлом. Очень смешно и прикольно. Все как то замолкают и пытаются вспомнить из какого это фильма, все смеются несмотря на серьезность своих дел. Импозантная бабуля с красивейшим шарфом и дизайнерской маске, владелица отпадного телефона, говорит что этот дубль вырезала совдеповская пропаганда и не в какой фильм это не пошло. Наконец то оживляется моя соседка. Замученная и напуганная тетка в линялых лахах, она молча наблюдала за всеми , иногда спрашивая у меня на каком языке и что именно все говорят, я прикалывалась, придумывая возможные темы, вызывая ее восторг своими воображаемыми знаниями полиглота) жалко ее , она тут из за дочки. Ей подымают системами гемоглобин и сегодня скажут будет ли вообще операция. С моей соседкой рядом нет ее бывшего мужа при котором она была молчалива и спокойна, но сейчас она просто набрасывается на демонстрирующую интересные ролики выздоравливающей подруге бабульку. С пеной у рта начинает всех обзывать антисоветчиками, слугами сша, предателями ее любимой родины, грязными нацменамии другими обидными для нее ярлыками. Встав на время центром внимания нашего товарытства друзей по несчастью несет какують галиматью про свою распрекрасную жизнь в сесере, про ее избранность и возможность получать все без очередей и проблем. Мы все слушаем долгий поток сознания как она покупала все что ей нужно прямо возле проходных завода где все производилось) и не в чем не нуждалась, мол просто надо было иметь мозги и знать где и когда надо было все искать. и как ее все уважали и все делали бесплатно, не то что сейчас....

Заткнуть эти вопли среди людей с проблемами посерьезней чем трупик ее любимого государства получилось только у меня, короткой фразой, про то что скупщики краденного, как и она раньше, и сейчас живут в шоколаде и горя не знают) Смех и одобрение всех как то усмирили ее пыл. Как это краденого? вынесенного с заводов и фабрик, это не кража, это подвиг! Слезла с броневика и удивленно уставилась на меня. Я сразу провалилась в свою медитацию с новым альбомом с черными страницами рисуя все подряд белыми гелевыми ручками. Начинаешь рисовать и от тебя отстает все неприятное , переживание, назойливые дуры, неприятные люди, больничные запахи. Уже почти весь изрисовала всяким. Сейчас дорисовываю грифона убившего лошадь и начну с натуры подобранные осенние листья. А то грифон уже косится на тебя, скандальная тетка, ты не лошадь, а крыса, я не могу пустить моего грифона охотится на крыс. А тебя я не слышу с твоим бредом про твою счастливую совковую жизнь. С ворованными шубами и ботинками и вынесенными в трусах работниц консервами и колбасой.

Ага, рассказывай) мне твой бывший муж при наших посиделках под кабинетами врачей, уже поведал много интересного. Он был водилой многих больших начальников. И помогал им многим и имел с этого хороший гешефт, раз уж пошло про вашу святую калбасу, то вот... Было это давно. В Одессе была швейная фабрика с разбросанными по всему городу цехами. Чаще в подвалах. и был у нее большой начальник ушлый как угрь. Умел в свою пользу дело повернуть. Пока плохо одетые и усталые тетки монтулили на швейных машинках вывезенных после 2 мировой войны из Германии всякие пеленки, распашонки, труселя из бязи и прочий дефицит, мало поддающийся строгому учету, его душа очень жаждала колбасы. И он ее получал в большом количестве. Он выписывал огроменные рулоны очень плотной оберточной бумаги, для перевозки кроя с одного цеха в другой, то есть для технологических целей. Которая после использования выкидывалась в мусор! то есть исчезала! Но на правде исчезала она раньше. Водила брал по 2 рулона весом в 50 кг каждый и грузил в служебную волгу начальнику, они ехали в магаз колбасный, коих в городе было несколько, и грузили эту тяжеленную бумагу с задних ходов. Продавщицы резали эту бумагу огромными кусами и кидали на весы под вожделенную народом колбасу, забирая разницу в весе в общий котел их шайки -лейки) Народ, часами простояв в очереди был рад и этому картону с колбасой и не гудел что платит за эту бумагу по 2,20 как за колбасу. 2 рулона-100 кг колбасы, 4 рулона 200 кг колбасы). Прибыль делили 50 на 50, и водиле немного доставалось, он все таки таскал эти рулоны по подсобкам. Так и жили эти успешные хозяева совка, посмеиваясь над лузерными лохами стоящими под дождем часами в очереди за этой упакованной колбаской по 1кг в одни грабли))))))

Как им трудно теперь со всеми вместе ждать своей очереди за информацией о будущем своих близких. Мимо уже провозят после успешной операции молоденькую дочку армян, минуя реанимацию, прямо в отделение, чем очень их радуют, прерывая их спор. Уже пришла медсестра за пожилым болгарином и выкидывает из его клумака пакунки с нездоровой едой. Уже сестрам с пепельными волосами выносят список лекарств для интенсивной терапии. Это хороший знак для их мамы. Седые подруги насмотревшись роликов расходятся, одна домой, всем желая удачи, другая в свое отделение. А вот одинокой тетке про дочь вышел говорить зав отделением. Это плохой знак, гемоглобин падает и операция ей не светит, ее переводят пока в другое отделение, может другие методы и другие специалисты и ваша забота, бла бла бла( попытайтесь ее радовать и есть уже можно все что она любит...
Я дорисовываю последний листик что подобрала тут на территории, меня уже бьет мандраж, когда мимо пробегает наш анестезиолог и заговорщицки предлагает взглянуть на нее в реанимации, по дороге рассказывая подробности. Отлично. Мне тоже выдадут список дальнейших лекарств, диету и предписания. Все идет дальше, все хорошо. Нельзя оглядываться и смотреть назад. Тогда ты потеряешь все! Ты превратишься в соляной столб, я это всегда знала, а серая тетка в линялых лахах - это забыла или не хотела знать.....
Tags: совок одесские истории, эпический блюз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments